Колпаковский Г.А. первый атаман семиреков

 

Колпаковский Г.А. победитель кокандцев в "Узун-Агачском деле"

Н.Пичугин "Вторжение кокандцев в Алатавский округ в 1860 году"

 


Подробнее...

Казак вне станицы

Казак вне станицы


Принцип комплектования казачьего подразделения – территориальный. Это было гарантией крепкой в строю и дружной в походном быту массы, к тому же под командованием своих – станичных офицеров. Каждый случай нерадивого отношения к оружию или коню, трусости или лжи, становился известен землякам – горе было проштрафившемуся и его родственникам. Дедовщина в казачьих подразделениях наблюдалась редко. Подчас в казачьих подразделениях вместе служили братья. Нередко во время летних сборов туда же приходил служить отец, а во время военных действий там мог оказаться и дед! Молодым же казакам служба всегда тяжеловата поначалу. 

Но жизнь есть жизнь и не всегда после службы казак возвращался в родную станицу. Тем более что полного надела могло и не быть, а скромные (например, 4-5 десятин на Дону или 10-15 десятин в Сибири) участки земли гарантировали и скромное существование. Это и объясняет тот факт, что иные из оренбургских, сибирских, уральских, кубанских, терских, астраханских казаков, отслужив действительную (4 года) в Туркестане, оставались здесь, полюбив природу и людей края. Именно так поступил казак-сибиряк с "горькой линии" Дмитрий Баталов, служивший в Токмаке в 1870 гг. и мн. др.

Конечно, они (как и "проштрафившиеся" перед царской властью "уходцы") лишались многих казачьих привилегий, если не перечислялись в местное, семиреченское казачество. В частности, они выполняли все обязанности и повинности, как обычные граждане, но при этом из казачьего сословия выйти не могли и были обязаны явиться на службу со своей верховой лошадью, обмундированием, снаряжением, холодным оружием. Оренбургский казак М.П.Булавин арендовал около 50 десятин земли на заимках Кайрак и Арпа, где выращивал хороший урожай клевера и картофеля. Попутно казак варил деготь и продавал его в окрестных селениях, приговаривая: "Не толочено, не молочено – кому деготь?"

Иные, как бывший донец Барамыка, ставший почтальоном, вообще забрасывали работу на земле. Он не был здесь единственным представителем традиционного казачьего центра – Области Войска Донского. Переселялись в Кыргызстан и целыми кланами. Ими, в частности, были основаны села Ново-Донское и Каменка.

В первый период освоения края горожанин мало, чем отличался от горожанина, порой объединяя все в одном лице. Например, в 1876 г. среди первых 58 пишпекцев была и семья отставного казака, который вел полугородской-полукрестьянский образ жизни.

Родословные многих казаков (Солодовниковых, Лукьяновых и др.) начинаются с осевших здесь по выходе в отставку в 1860-70 гг. предков: уральцев, оренбуржцев, сибирцев. Рядовым и младшим чинам - семирекам приходилось труднее – известно, что станичные атаманы могли и не разрешить отлучку из станицы даже на заработки. Живя в Кыргызстане, многие из них были приписаны к станицам в Казахстане, куда обязывались явиться по первому требованию. Иных переписывали к вновь созданным станицам, где оставался их земельный пай. Н.В.Ровнягин, например, служил уездным агентом компании "Зингер", в глаза не видя того надела, что причитался ему в станице Самсоновской. Но когда он пошел на службу, то в счет аренды за этот надел он получил полную экипировку и коня. 

Казачьим чиновникам и офицерам предоставлялась большая свобода в передвижениях. Дело в том, что им полагалась особая льгота – надел, который не перераспределялся. Достаточно сказать, что ко времени появления Семиреченского войска 607565 десятин составляли общественные земли, 6255 – войсковой запас, а 5065 – выделялось офицерам и чиновникам, которые могли сдать наделы в аренду. В ряде случаев надел заменялся пенсией. Это позволяло им свободно перемещаться и за пределами казачьих земель (к тому же земли казаков-дворян являлись потомственной собственностью). Так, войсковой старшина П.Н.Затинщиков постоянно жил в Пишпеке, став известным садоводом (славились сорта груш и яблок, отмеченные на выставке в Верном); отставной вахмистр С.Дмитриев основал в поселке Новодмитриевском (Кутмалды) первый конезавод, сыгравший известную роль в улучшении местной породы скакунов; семирек Н.Матвеев содержал почтовую станцию в 16 верстах от Пишпека.

Известно, что один из казаков, живших отдельно от остальных станичников, даже был избран кыргызами мировым судьей. Они отдали должное его порядочности и отсутствию корыстолюбия, предпочтя биям и казиям. Казаки, в этом убеждались кыргызы, были разными.

Собранные разрозненные данные позволяют судить об общем количестве дисперсно расселившихся по Кыргызстану казаков – в 1897 г., например, по семиреченским и приферганским районам их насчитывалось 441 чел. Сложно их подсчитать в г.Ош, где льготные казаки (т.е. находящиеся в запасе) учитывались вместе с прочими нижними чинами и членами их семей. В "Обзорах Сыр-Дарьинской области" служивые, отставные казаки учитывались вместе с "уходцами", но трудно их вычленить по регионам. Хотя известно – в 1914 г. в селениях Аулие-Атинского уезда Сыр-Дарьинской области (отошедших затем к Кыргызстану), насчитывалось 46 семей переселенцев из области Войска Донского. Кто из них был казаком, а кто иногородним, пока не установлено.

По материалам статистики можно проследить изменение численности казаков только по Пишпекскому и Пржевальскому уездам в течение 40 лет, где, напомним – только в начале ХХ в. появились первые казачьи поселения.


В целом есть основание утверждать, что накануне Первой мировой войны численность казаков в Кыргызстане составляла 2,5-3 тыс. чел. обоего пола. Примерно столько же, если не больше, здесь насчитывалось служащих в казачьих войсках. Только в Караколе в 1872 г. среди расквартированных войск были: батальон пехоты, горная батарея и две сотни казаков. В состав Памирского отряда входили: батальон пехоты, 3 казачьи сотни и 4 орудия. То есть казаки составляли ядро подобных воинских соединений и гарнизонов. Казачьи подразделения были оперативным резервом командования, которые могли пополняться за счет мобилизованных из станиц. Так, по случаю начавшихся в Китае боксерского восстания в 1900 г. все три полка Семиреченского войска были быстро развернуты, как, впрочем, и в 1905 г.
К тому времени, как казачьи части появились в кыргызских пределах, на территории Российской империи исторически и административно сложились почти все казачьи военно-территориальные объединения – войска. К 1917 г. таких областей было 11, а их общим атаманом по традиции считался наследник престола. 

Во всех уездных городах Кыргызстана и в крупных волостных центрах стояли казачьи подразделения, на которых возложили не только охрану: до 1868 г. они осуществляли почтово-пассажирские перевозки. Возможно, что напоминанием о прежнем казачьем пикете служит название айыла в Кеминском районе – Ак-Бекет.