ЧАСТЬ ПЯТАЯ ПУТЬ "ГЛАВА IV"

ЧАСТЬ ПЯТАЯ  ПУТЬ

ГЛАВА IV

Арина привела их по подземному ходу в огромную, озаренную множеством толстых свечей монастырскую типографию. Сотни молодых монахов сидели над белыми листами, поскрипывая гусиными перьями, переписывая и переплетая новые книги… чистую силу творя для грядущих белых полков… Около одной стены высилась от пола до сводчатого потолка огромная стопа созданных книг. Арина взяла одну из них и промолвила, обратясь к бельцам:

— Дарую вам, вой мои, Книгу редкую ~ Голубиную… Во имя Отца и Сына и Святаго Духа примите ея и вернемся в храм Спаса и откроем ея и услышим через нея назидание Высшего и Путь ваш… Бельцы поочередно подходили к ней и принимали Книгу в руки свои, а в стопе у стены словно и не убавилось…

Другую половину залы занимали монахи-иконописцы, они встали от трудов своих, поклонились и вручили каждому по маленькому походному складеню Святой Троицы.

И после дарения переписчики и иконописцы радушно приветствовали бельцов, показывая, как сшивается книга, как чеканится оклад и вставляются в него писаные на эмалевых овалах иконки, как облекается готовая книга в переплет — и вот уже щелкают серебряные замочки, и она ложится в стопу, ожидая явление своего первочитателя.

Возвращаясь на зов Арины в храм Спаса, бельцы левой рукой прижимали к сердцам бесценные дары, обретенную Книгу нечитанную, и каждый желал скорее раскрыть ее и насладиться небесной мудростью, еще не ведая силы подобного дара… …И стали они на молитву… по знаку Арины щелкнули замочки, покрытые ажурной вязью черни по серебру, и с замиранием сердца отворили лепо украшенные финифтью и чеканкой, в ажурном окладе с иконами, верхнюю обложку и потрясенные прочли вверху первого листа: «В благодати Духа Святаго», а в центре крупно: «РУССКИЙ ЗАВЕТ»…

Шелестели переворачиваемые страницы… Полк читал… С каждой буквой, с каждой строкой они впитывали в себя небывалое знание и силушку… им было уже тесно под землей… шелестели страницы 777 Книг, в голос читаемых… Полк медленно и вдумчиво постигал мудрость тайны, и понял каждый, что эту Книгу нужно читать всю жизнь, что в каждом слове есть духовные открытия и наставления к действию. Они стояли озаренные, и взворковал под куполом храма Голубь Белый и словно гласом Своим через уста бельцов впервые провозгласил сокрытую до времени великую благодать: «Глагол о Высшей Власти Рода Бессмертного Гордого Царства Неспаляемого».



Утверждай свой народ на высших национальных началах, сверяясь с законами природы и ни на шаг от них не отходя. Не принимай от других народов ни религий, ни государственного устройства, ни царей чужих. Русь — Держава! Отвергай чуждые учения, вредящие Богу твоему, народу твоему, Державе твоей.



Гнись — да не ломайся. Ты — Русич! Ты Род избранный, народ святой, призванный нести Свет спасительного вероучения.



Повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде.



«Не лги!», «Не воруй!», «Не блуди!», «Не скупись!», «Не завидуй!», «Не злобься!», «Не гордись!» — так жизнь строй.



Я дарую тебе и твоему потомству Россию на вечные времена. Крепи ее, обогащайся и изгоняй пришельцев.



Будь хозяином в своей земле, и я буду с тобой, благословляя тебя, и твоему потомству позавидуют все народы.



Берегись коварства чужеземцев, кои приходят в твою землю гостями, но суть волцы хищные, с целью покорить Русь, опрокинуть алтари Веры, пожрать народ твой и сделать рабами. Помни — без корысти друзей у Руси нет.



Святая Троица даст тебе победу над супостатом, ежель вражья нога ступит на землю твою, но и сам бди, трудись и не предайся беспечности.



Не заключай с демонами союза — полонен будешь, и не твори им добра: они добро не приемлют, только пуще звереют, почитая сие за слабость твою, ибо сами добра не имут. И не должен ты пред ними клонить чело, унижаться и оправдываться. Ты Русич! И не должен женить сыновей на их дочерях и выдавать своих дочерей за их сыновей. Блюди чистоту духа и плоти своей.



Ты превзойдешь все народы, живущие за пределами Державы Непобедимой, а народы иные внутри ея станут уважать твой ум, силу, справедливость и добро, и ты обретешь братьев по духу и делам благим. Не мешай им праведно служить своим богам, но не дозволяй хулить твою веру и притеснять народ твой.



С чужеземцев можешь брать дань с лихвой, торжище веди умело и прибыльно во благо народа своего. Своих же соплеменников-русичей не обижай и не обманывай — они и плоть и кровь твоя, крепь земли твоей.



Русичи не должны есть падали заморской и предаваться пьянству на потеху врагов твоих. Хлеб русский слаще и сытнее всех.



Те народы Державы, кои помутятся умом, приняв добро и щедрость. твои за слабость или натравляемы врагом, и не захотят стать братом тебе — отпусти с миром, но боле не помогай народу сему. Пусть изопьет чашу Иуды; они придут с поклоном обратно через время, отринув глупых вождей своих, уведших на погибель от Руси.



Царь грядущей твоей Державы — русич, Помазанник Божий на Земле. Вожди братских народов, присягнувших ему, — его апостолы. Все вместе — Мир и Сила.



Не бойся иных народов в единой Державе, они срослись с твоим народом кровными узами и скоро в ум войдут. Их расцвет в силе расцвета твоего народа. Но не дозволяй им жить за счет народа твоего. Каждый ест хлеб свой.



Ты построишь города дивные и дома чудные, наполнишь их добром, — и плодись в крепкой семье, возделывай землю свою, виноградники и сады, ешь досыта, но не забывай о народе своем. И помни, что дьявол завистлив и пошлет слуг своих отнять все у тебя. Сделай оружие лучше всех, держи войско сильнее всех, учи с младых лет чад своих любить Родину и оберечь ее навеки.



Когда будешь сильным и мудрым — цари чужие ослабнут пред тобой и побоятся поднять меч на Державу.



Чужие народы позавидуют тебе, примут Бога твоего как своего, построят храмы свои как твои, будут просить взять их под защиту и в сытость.



Я дам тебе все сокровища земли русской, и ты станешь богат и не будешь брать взаймы. Но не даруй бездумно плодов твоих чужакам, думай о детях своих, внуках и правнуках.



Бог любит сынов Руси — воинов Света своих, народ твой одарен и трудолюбив, превосходит многие народы. Россия — Душа Мира. В душе твоей Бог. Свет разума да осенит тебя навеки! Кто обидит тебя, тот ударит твоего Бога.



Нечестивые души врагов твоих — заразны и опасны, они суть бешеные псы. Храни от них народ свой.



Нечестивые души — от нечистого духа, надо звать их падалью и брезговать смрадом их; не касаться их, не знать их, не вкушать пищу их, не покупать товаров их, не слушать речей их, не читать книг их, не пускать в свой дом и державу. Не бояться их и не внимать, как бреху псов зловонных и мерзких. Ты — Русич! И коль народ твой исполнит эти заветы, бысть обезоружен враг.



Хоть у врага тело как у тебя, но он коряв и смешон, и в плоти его грязь похоти и нет места Духу Святому. Открестись от вида врага, как от тленного мертвеца.



Ты — подобие Божие, и не предавайся грехам гнусным и отвратным, коим предается враг. Как зеницу ока береги чистоту свою от него, яко же от злых демонов. Русич, нашедший злато, оброненное убегающим врагом, обязан обратить его на пользу Богу и Державе.



Врага без нужды не убивай, но и не спасай его от смерти, коль идет сам на меч твой. Это твое святое право.



Еретиков, поднявших вой на веру Православную и Царствие Русское, не слышь, но ежель они забредут на земли твои проповедовать учения свои, гони мечом и топи в реке.



Карай сурово; зло, насилие, обман, похоть грязную, пьянство — судом праведным.



Возвеличь в земле твоей все самое сильное, ловкое, смелое, великое, доброе, прекрасное. Храни веру свою, твори молитву неустанно, крестом осеняйся…

* * *

- Вой мои! — остановила возгласом чтение Книги Арина, — вы прочтете ее в Пути, и помните слова Бога: «Я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа Бога вашего… а проклятие, если не послушаете заповедей Господа Бога вашего и уклонитесь от Пути и пойдете вслед богов иных…»

Вой Белые! Теперь же идем в Христорождественскую церковь, вас ждет народ русский…

Арина шла впереди полка, неся в руках самую дорогую икону, Знамение Пресвятой Богородицы, взятую из маленькой сокровенной церкви под храмом Спаса.

Бельцы бережно прижимали к сердцу Книгу и строем вышли на монастырский двор и сощурились от яркого солнца, от сияющего ослепления множества глаз, с надеждою устремленных на них. Они видели кругом себя лица людские, необозримое скопление народа, собравшегося на проводы полка, в Путь.

Арина поднялась уже на колокольню и зрила до самого горизонта лики простого люда, молитвенно устремленные на нее и воев Белых… Стояли молодые и деды, старухи и мужики, дети и женщины, прижимающие к груди младенцев своих… И младенцы — кровинушки их родненькие, круглыми глазенками, только что прозревшими, пытливо и жалостливо с великой надеждою взирали на высокую белую колокольню и Голубя Белого, трепещущего над ней… Полк в строгом порядке выстроился на молебен, и службу вел в Христорождественской церкви необычный священник, Васенька-отрок воспел звонким, глубинным голосом святые слова молитвы. Ударил колокол, и народ радостью наполнился, песнь слыша из уст его ко Господу своему и возносясь думами к престолу Всевышнего и осеняясь крестным знамением… Вдовий хор женский, плачный, подхватил песнь от края до края земли милой, и вознеслись печалью скорбной гласы их к душам убиенных лад — и услышаны были… Средь бела дня ясно проглянули звезды по всему небушку, замерцали светом утешительным, искрами слезными опускаясь на ресницы любушек своих, сиротинушек горьких детушек, отцов и матерей, дедов ветхих и бабок молитвенно согбенных пред встречею с внуками воинами на небесах… Воспели разом все птахи малые по Руси Великой хором райским, воспели громы могутные, воспели воды чистые плеском и журчанием родников святых, и рек чистых, и морей… Воспели леса шумные, воспели горы скальные, воспели степи широкие и луга шелковые от трав преклоненных в молитвенном шепоте… Воспели вихри русские — ушкуйники буйные, воспели все к Богу просительным словом — дать Путь всем уходящим на битву и через них спасение земле благоуханной обресть, спасение будущему веку и чадам, рожденным в нем, спасение от войны и мора, от врага мерзкого, от погибели и тьмы, колдунами напущаемой…

Воспели слова, обретенные Егором и записанные в храме Спаса, и неведомо ему было, откуда народ прознал о них и пел на проводах Белого полка:

 

«Господи, помилуй и спаси Воинов-защитников Руси…

Дождь им покаянье и возьме

Души убиенных на войне…

От бесовской прелести спаси

Люд заблудший на Святой Руси,

Помоги осилить и прогнать

Супостатов нечестивых рать…

Утеши от горести сердца,

Ущедри тех райского венца,

Кто не убоишеся врага,

Всех — кому Россия дороги.».

Ангелов на помощи пошли,

Душам изнемогшим от боли-и,

Боже, уповаем на Твое-е

Покровительство небесное-е…

Боже, помоги нам воскресить,

Честь и славу попранной Руси,

Тьма готовит новый ей мятеж…

Господи, избавь и обережь…

Знаменуй молитвою святой

Православных на победный бой,

Господи-Всевышний — защити

Воинов в спасительном Пути…



И вот колыхнулся и расступился народ. С дарами пришли к полку мастера великие, кузнецы славного древнего града Тулы — колчана Руси, пришли уральские мастера, и каждый бережно нес в обожженных огнем руках оружие чудное-невладанное и с низким поклоном, после освящения его, вручили уходящему на битву полку. А вслед за ним из Донских и Кубанских степей шли старейшины-казаки и вели в поводу коней стремительных — неезженных, под лихими казачьими седлами, и били копытами кони, глазами неукротимыми сверкая, звали воинов в Путь ратный…

А потом шли матери родимые бельцов с иконами дедовскими в умозоленных тяжкими трудами руках своих и дали благословение сынам своим родненьким, рученьками этими взращенным, грудию любовно своею вскормленным, песнями колыбельными взласканным, слезами радостными обмытым, как водой святою… И припали к иконам родным сыны… И тут вышла Ирина, пришедшая на проводы Егора, и воззвала к народу:

- Каждая женщина в лютое время погибели Земли Русской должна стать милосердной сестрой Белому Войску и всем созидающим силам нашим… Наше бабье единство — самое могучее подспорье в борьбе за духовную чистоту и лад своего дома — Россиюшки Святой…

Женское сердце безошибочно чует измену и беду. Родные! Измена в Державе нашей, беда в нашем доме! Да, вы унижены и осквернены, как никогда прежде, но вам, как и встарь, спасать милостью своею дом свой от погибельной крови!

Матери! Пробедовавшие свой женский век в трудах тяжких, потерявшие чад любимых в боях и смертях. Жены! Любившие и рожавшие во имя жизни, а не смерти.

Любимые! Живущие с великой Верою в Любовь, а ныне обездоленные, лишенные высшей радости материнства.

Сестры! Если сохраним в наших душах Добро, Милосердие, Красоту, Жертвенность — будут живы отцы и дети, будет спасен родной кров — наша Русь!

Молитвенно должна петь женская душа, ибо она несет в себе свет Богородицы… Русскою Любовию спасем мир!

Взвился Голубь Белый с колокольни поднебесной, сделал три круга святых — обережных и полетел впереди авангарда, указывая Путь… И народ русский на коленях молитвою провожал и благословлял дружину на битву с супостатом…

Полк шел стремительно дорогами невидимыми, древними, потаенными… Обернулись вой на прощание, услышав глас колокольный, могучий, и увидели, что колокол сам возрос до неба и раскачивают за вервь язык его тысячепудовый — соль земли и свет мира — старцы святые Всея Руси… И весь народ русский поднимается, готовый идти следом…

А над колоколом, на огненном облаке стоит Богородица в небесных пурпурных одеждах, благословляюще вскинув руки, — и глас ее великий доплыл:

— Грядите с Богом и не страшитесь полчищ вражьих… у вас позади еще больше силушка есть!